skip to Main Content

Захват, национализация и банкротство АО банка «СНОРАС» — организованный Далей Грибаускайте заговор

 Vladimir Antonov

Захват и национализация АО банка „Снорас“ с последующим банкротством банка были частью тщательно спланированного президентом Далей Грибаускайте заговора, который она осуществила руками на то время премьер-министра и лидера партии консерваторов Андрюса Кубилюса, министра финансов его правительства Ингриды Шимоните и ставленника Грибаускайте, бывшего руководителя штаба ее избирательной компании, а на то время председателя правления Банка Литвы Витаса Василяускаса. Все это было сделано, прежде всего, из-за моего (В. Антонова) русского происхождения и связей банка с Россией, а цель была такая: задушить СНОРАС, который Д. Грибаускайте назвала нелитовским банком, т.к. основной акционер был гражданином России. Все мы помним, как Д. Грибаускайте публично называла СНОРАС едва ли не угрозой национальной безопасности Литвы. Еще одной причиной, по которой Д. Грибаускайте решила уничтожить СНОРАС, было приобретение в 2009 году банком 34% акций медиа-группы «Летувос ритас». Критические статьи газеты настолько разозлили Д. Грибаускайте, что она приказала составить план политической расправы над банком СНОРАС. Президент рассматривала СНОРАС как угрозу для себя лично. Действия власти против банка и медиа-группы «Летувос ритас» были политически мотивированы. Все мы хорошо помним, как Д. Грибаускайте открыто выражала недовольство тем, что СМИ контролируются финансовыми организациями.

Сегодня, я думаю, всем очевидно, что АО банк «СНОРАС» был уничтожен намеренно, его уничтожение было политическим и коррупционным действием, а организатором и разработчиком плана всего этого была сама президент Д. Грибаускайте.

Могу смело утверждать, что СНОРАС – это афера века, проведенная Д. Грибаускайте и А. Кубилюсом. Четыре года всем известная шайка ворует у «умершего» банка СНОРАС, ворует сотнями миллионов, а деньги все не заканчиваются.

Хочу всех заверить, что до того как литовские власти влезли в частный бизнес АО банка «СНОРАС», он работал без каких-либо затруднений, это подтвердит любой клиент или работник банка, что также прослеживается и по официальной финансовой отчетности банка СНОРАС, в чем можно легко убедиться. Все работало нормально до 16.11.2011 г., когда после обеда в офис банка СНОРАС вошли направленные председателем правления Банка Литвы В. Василяускасом вассалы во главе с назначенным им лично временным администратором Саймоном Фрикли, который, кстати сказать, сходу и остановил работу банка, отключив  его от банковской платежной системы СВИФТ, обрекая кредитную организацию, действующую на основании принципа доверия, на участь банкрота. Последовавшие за этим действия абсолютно расходятся со здравым смыслом и логикой. Неоправданное обирание вкладчиков банка, организованное ставленником Грибаускайте В. Василяускасом, выплата гигантских вознаграждений администраторам банкротства, миллионы за услуги разного рода консультантов, разворовывание средств кредиторов (вспомним, как у банка преступным способом были отняты деньги сына одной из руководительниц партии консерваторов И.Дегутене Г. Дегутиса), а также продолжение отмывки денег – все это прямо отбрасывает тень на государственных руководителей Литвы самого высокого ранга.

Разрушен, просто уничтожен успешный бизнес наших акционеров, который мы развивали почти 20 лет! В группу компаний АО банка «СНОРАС» входило три отдельных коммерческих банка и 35 дочерних компаний! Сегодня, когда прошло 4 года после захвата и намеренного банкротства банка СНОРАС, когда за бесценок продается имущество банка и его группы компаний, когда продолжается грабеж акционеров, клиентов и всех кредиторов банка СНОРАС! Уничтожено более 2500 рабочих мест, а сколько людских судеб сломано и растоптано?!

Просто хочу спросить: кто оценит, сколько загублено предприятий-клиентов банка – деловых  начинаний граждан страны, сколько уничтожено рабочих мест у них? Мы, акционеры СНОРАСА, это знаем, но кто расскажет общественности, сколько времени и средств нужно, чтобы создать эти рабочие места и предприятия?!

Однако не все ведь измеряется деньгами. Но все-таки возникает вопрос: чем измерить растоптанные и сломанные во всем этом процессе судьбы людей?!

Полагаю, что у Д. Грибаускайте на этот вопрос ответа нет, ведь ломать – не строить. Как известно, в голове коммунистки, коллаборационистки, прислужнице Бурокявичуса должны быть запрограммированы только эти действия: отнять, уничтожить, растоптать, что и было сделано с банком СНОРАС!..

В конце концов, когда оцениваешь всю эту просто до абсурда досадную ситуацию, становится видно, что из-за одного человека, из-за политических амбиций президента Д. Грибаускайте нанесен неизмеримый ущерб, принесший огромные потери всем акционерам, клиентам, инвесторам банка СНОРАС и самому литовскому государству.

То, что АО банк «СНОРАС» был захвачен, национализирован, а затем намеренно обанкрочен группой негодяев, сегодня уже ни у кого не вызывает сомнений. Еще раз повторю то, что установила временная следственная комиссия Сейма под руководством парламентария В. Мазурониса: АО банк «СНОРАС» по плану, составленному руководителем Банка Литвы В. Василяускасом вместе со специалистами рекомендованной центральным банком Швеции и руководителями Службы финансового контроля Швеции консалтинговой компании „Oliwer Wyman“, был грубо захвачен и намеренно развален. А позже и разграблен с привлечением многочисленных иностранных консультантов и специалистов, всяческих фрикли и куперов. И сейчас, как я вижу, имущество СНОРАСа и дальше подвергается разграблению новым администратором банкротства банка Г. Адомонисом и его командой.

Сегодня и нам, акционерам АО банка «СНОРАС», и большому числу людей в Литве уже ясно и то, что из-за неправомерных действий Д. Грибаускайте, А. Кубилюса, И. Шимоните и В. Василяускаса против СНОРАСа, одни только клиенты и вкладчики банка потеряли более 2,5 миллиардов  литов своих денежных средств. Потеряли деньги все клиенты: государственные предприятия, бюджетные организации, частные компании, физические лица, которые имели на своих счетах суммы, превышающие гарантированную государством страховую сумму 100 тыс. евро. А в каких еще областях государству нанесен ущерб и какого размера?! 5, 6 миллиардов литов или даже больше?!

Теперь же я хотел бы обо всем этом рассказать подробнее. Свои слова я буду подкреплять  имеющимися у меня документами и другой фактической информацией.

Напомню, что свою «жесткую» позицию в отношении АО банка «СНОРАС» президент Д. Грибаускайте высказала еще ранним утром 17.11.2011 г., когда пригласила в президентуру всех основных участников аферы по захвату АО банка «СНОРАС»: премьера А. Кубилюса, его министра финансов И. Шимоните и председателя правления Банка Литвы В. Василяускаса (что я расцениваю как заблаговременное и прямое давление на членов Сейма Литовской Республики, которые на следующий день после захвата АО банка «СНОРАС» и прекращения его работы должны были голосовать по всему пакету поправок в законы, которые были так необходимы для того, чтобы задним числом узаконить совершенные властью неправомерные действия – Д. Грибаускайте заранее заявила, что подпишет эти законы!). Таким образом, всех четырех основных исполнителей этой «акции» мы могли видеть по телевизору или на фотографиях в прессе: все четверо собрались за овальным столом в президентуре.  После этой встречи президент сама вышла пообщаться с представителями прессы. Это был исключительный случай после 2,5 лет с начала нового президентского срока Д. Грибаускайте, поскольку президент раньше никогда после встреч с чиновниками сама лично не участвовала в пресс-конференциях и всегда отправляла к журналистам своих советников или представителей. Нужно также обратить внимание на то, что данное ее выступление достаточно полно отражает суть всей истории и подтверждает активную роль в ней самой Д. Грибаускайте: «Национализацию я поддерживаю, Снорас не был литовским банком. Его основным акционером был гражданин России». Ни один другой участник встречи на разговор с прессой не явился, видимо, чувствуя вину за свои неправомерные действия… Боялись и, естественно, сказать им было нечего. Да и на встрече с президентом они сидели с таким видом, словно от страха наделали в штаны

Непонятно какую национализацию Д. Грибаускайте приветствовала и всячески поддерживала, если никакой национализации не было?! Проще говоря: может быть президентура или сама президент лично провела какое-то тайное свое исследование деятельности банка СНОРАС? Но тогда ведь это точно политическое решение…

Ведь очевидно же, что АО банк «СНОРАС» был попросту захвачен!

Так и хочется, чтобы кто-нибудь из советников президента ознакомил ее с Конституцией Литовской Республики, или чтобы назначенный ею председатель Конституционного суда зачитал руководителю государства соответствующие постановления этого самого Конституционного суда.

В 23 статье Конституции Литовской Республики указано, что собственность неприкосновенна. Собственность может быть ограничена только при определенных условиях, указанных в ч. 3 ст. 23 Конституции Литовской Республики, а именно: что собственность может изыматься у владельца: 1) только в порядке, установленном законом 2) на общественные нужды и 3) с должным возмещением владельцу!

При принятии решения об изъятии акций АО банка «СНОРАС» на общественные нужды правительство А. Кубилюса в то же самое время должно было установить и конкретный размер возмещения владельцам за изымаемое имущество, порядок выплаты владельцам такого возмещения, об изъятии собственности и о размере возмещения, а также о других условиях владельцу должно быть сообщено еще до принятия решения об изъятия собственности на общественные нужды. И пока орган власти, намеревающийся принять решение об изъятии собственности и владелец не достигнут соглашения о возмещении за изымаемое имущество и пока не будет подписан письменный договор между сторонами, или пока их спор не будет разрешен в суде, имущество не может быть изъято у собственника! Таково пояснение, содержащееся в постановлении Конституционного суда от 6 октября 1996 г. Был ли этот порядок соблюден в случае с АО банком «СНОРАС»? Были ли эти правовые положения предусмотрены и оценены в постановлении Правительства Литовской Республики № 1329 от 16.11.2011 г. «Об изъятии акций акционерного общества банк «СНОРАС» на общественные нужды»? Конечно же, НЕТ!

Таким образом, можно сделать еще один вывод: даже упомянутое постановление правительства консерваторов А. Кубилюса по национализации банка СНОРАС ничем не мотивировано, безосновательно и незаконно – оно было принято в нарушение ст. 23 Конституции и ст. 2.3 и 8 Закона о финансовой устойчивости!

Даже в п. 21 ч. 2 вопр. 9 выводов Временной следственной комиссии Сейма по ситуации в АО банке «СНОРАС», возглавляемой В. Мазуронисом, ясно указано, что «в Литве и в других странах акции проблемных банков государство может изъять на основании процедур, предусмотренных в законодательстве о банковском контроле, только после оценки в законном порядке ущерба для банка». Но, как видим, Временной следственной комиссии Сейма такие оценки представлены не были.

Итак, конкретно спрашиваю Вас, президент Д. Грибаускайте, какую бессмыслицу Вы во всеуслышание говорите??? О каком законном «огосударствлении» АО банка «СНОРАС» Вы говорите???

Конечно, основываясь на фактах и понимая, что президент и центральный банк развалили СНОРАС по политическим причинам, что такое публичное высказывание Д. Грибаускайте можно понимать только как осуществляемое президентом Д. Грибаускайте политическое давление на генеральную прокуратуру Литвы. А учитывая и то, что когда накануне захвата АО банка «СНОРАС», т.е. 15 ноября 2011 г. в ежедневнике «Летувос ритас» появилась статья «Приказ растоптать литовские банки» (которая, очевидно, была написана на основании утечки информации о деталях планируемой президентурой и Банком Литвы операции по захвату банка СНОРАС), президент Д. Грибаускайте еще также назвала все это выступлением акционеров СНОРАСа против банковской системы страны (?!) и (прямо нарушив правовой принцип презумпции невиновности) назвала прокурорам и конкретных преступников – основных акционеров банка СНОРАС, поэтому могу смело утверждать, что прокуратура ощутила на себе явное давление, оказанное с целью начать преследование владельцев СНОРАСа.

Генеральная прокуратура Литвы после таких высказываний Д. Грибаускайте быстро, за несколько дней, представила Европейский ордер на наш арест как основных акционеров СНОРАСа (указанных ранее президентом!). Ведь понятно, что невозможно, чтобы прокуроры за такой короткий срок смогли провести какое-либо непредвзятое расследование!

Как известно, мы, основные акционеры АО банка «СНОРАС», как раз сейчас начинаем судебные процессы в судах по защите своих прав на отнятое у нас имущество и преступным образом национализированный банк, на основании имеющихся у нас документов мы укажем, что развал АО банка «СНОРАС» был политическим заказом. Кроме того, я считаю, что пока еще окончательно не забыты и не похоронены (хотя и попавшие под «бульдозер» консерваторов) выводы Временной комиссии Сейма, расследовавшей обстоятельства развала АО банка «СНОРАС». Я убежден, что большинство парламентариев Сейма – сознательные люди, которые могут инициировать возобновление данного парламентского расследования с целью выяснения действительных причин развала АО банка «СНОРАС». Комиссия под руководством В. Мазурониса в своих выводах, которые, кстати, обсуждались публично, помимо прочего констатировала, что национализация банка СНОРАС была проведена поспешно и без наличия для этого основательных мотивов!

С самого начала история «национализации» АО банка «СНОРАС» отдает плохим консерваторским политическим душком и действия ставленника Д. Грибаускайте – руководителя Банка Литвы В. Василяускаса сопровождались постоянной ложью.

Вспомним еще один момент: нежелание консерваторов учредить комиссию Сейма по прояснению ситуации в акционерном обществе банке «СНОРАС», проходящем процедуру банкротства. После первой безуспешной попытки создать комиссию 19 января 2012 г. председатель Сейма консерватор И. Дегутене вскоре (30 января) объявила, что ей хотелось бы избежать «предвыборного шоу на тему СНОРАСа», а разжигаемые руководителями оппозиции страсти начали «создавать угрозу политической и финансовой стабильности государства», а также, что не хотелось бы, чтобы с точки зрения председателя Сейма «распространенная дезинформация (когда в действительности ее сын предприниматель Г. Дегутис «стащил» у кредиторов АО банка «СНОРАС» 645 тыс. литов) связывалась с делом о банкротстве СНОРАСа», в итоге она согласилась с таким заключением комиссии.

Когда временная следственная комиссия Сейма окончила работу, консерваторы опротестовали выводы, проголосовав «ногами», т.е. попросту покинув зал заседаний и таким образом сорвав голосование.

Чем выводы комиссии испугали лидеров консерваторов? Выясняется, что несколькими словами, которые записаны в 13 пункте 2 части 6 вопроса: «Постановление правления Банка Литвы о временной остановке деятельности АО банка «Снорас», решение Правительства Литовской Республики изъять акции АО банка «Снорас» на общественные нужды, а также решение Банка Литвы о возбуждении дела о банкротстве в отношении АО банка «Снорас» были приняты поспешно и недостаточно обоснованно. Данные решения создали предпосылки для появления больших расходов с займом средств из бюджета Литовской Республики для покрытия гарантированных государством вкладчикам сумм за их вклады в АО банке «Снорас». В 14 пункте тех же выводов написано: «При принятии Правительством Литовской Республики решения о национализации АО банка «Снорас» и при внесении Сеймом в срочном порядке изменений в закон, Правительство Литовской Республики не располагало достаточно исчерпывающей информацией, не рассмотрело всех обстоятельств и возможных последствий».

Очевидно, что президента Д. Грибаускайте, лидеров консерваторов и все правящее большинство того времени испугал также 12 пункт 2 части 6 вопроса, в котором четко констатируется: «Документ или иное доказательство, подтверждающее факт уменьшения имущества до 16 ноября 2011 г., как указано в «Служебной записке» по АО банку «Снорас» от 16 ноября 2011 г., в отчете временного администратора АО банка «Снорас» Саймона Фрикли (Simon Freakley) до 24 ноября 2011 г. или в отчетах администратора банкротства АО банка «Снорас» Нила Купера (Neil Cooper) до 7 декабря 2011 г., Комиссии представлен не был»!

Получается, что нет доказательств того, что недостача имущества в АО банке «СНОРАС» вообще существовала?! Интересно, как сегодня на этот вопрос ответил бы ставленник Д. Грибаускайте, бывший руководитель выборного штаба и нынешний глава центрального банка страны В. Василяускас, который, по-видимому, вместе с приглашенными им самим в Литву для осуществления «проекта» по СНОРАСу С. Фрикли и Н. Купером при помощи сфальсифицированных документов и подтасовки цифр намеренно развалил банк СНОРАС?! Что на это скажет «сознательная и прозрачная» президент Д. Грибаускайте?!

В постановлении Правительства Литвы от 16.11.2011 причины изъятия акций были облачены в псевдопатриотические одежды, якобы акции были изъяты из-за реальной угрозы того, что банк СНОРАС в ближайшее время вероятно (?!) будет иметь проблемы с ликвидностью, чтобы государство могло принять меры по защите интересов вкладчиков, кредиторов и клиентов банка. О защите кредиторов – это чистейшей воды блеф, поскольку они остались у абсолютно разбитого корыта, ведь, к примеру, сертификаты вкладов и облигации застрахованы не были, поэтому надежды на возвращение этих денег практически не оставалось.

Мы знаем, что из-за незаконных, безосновательных и безрассудных действий ставленника Д. Грибаускайте председателя правления Банка Литвы В. Василяускаса, выполнявшего ее распоряжения вслепую 4390 обладателей сертификатов вкладов банка СНОРАС лишились свыше 327 055 372 литов, а 9759 обладателей облигаций потеряли 254 832 373 литов своих инвестиций! Такие точные цифры есть в имеющейся у нас финансовой отчетности банка СНОРАС.

Тем самым я хотел бы напомнить всем фамилии еще некоторых «героев» истории СНОРАСа, а точнее нескольких парламентариев, а еще точнее членов временной следственной комиссии Сейма, которые на последнем заседании Комиссии вышли из зала заседаний и таким способом сорвали голосование и окончательное утверждение выводов, поскольку эти выводы были нежелательны не только для руководителя Банка Литвы В. Василяускаса, но и для правительства А. Кубилюса. Нет кворума, не будет и выводов, сказали консерваторы и либералы, работавшие в составе временной следственной комиссии Сейма. Это А. Анушаускас, Р. Дагис, Й. Разма и С. Шедбарас, а также П. Ауштрявичус и С. Богушис. Я полагаю, что у этих «почтенных» господ было, что скрыть от общественности. И они не только сорвали расследование комиссии Сейма, но и такими своими действиями впоследствии помогли ставленнику Д. Грибаускайте В. Василяускасу и Ко разбазарить и разграбить имущество вкладчиков СНОРАСа.

Я считаю, что все-таки одним из главных политических мотивов расправы над АО банком «СНОРАС» было его решение еще в середине 2009 г. приобрести 34% акций ЗАО «Летувос ритас». Д. Грибаускайте и коалиционное право-центристское правительство А. Кубилюса (с конца 2008 г.) не могло простить банк СНОРАС за объективно критические статьи в газете «Летувос ритас», и поэтому власти того времени и предприняли такие незаконные, необоснованные и отчаянные меры – попросту уничтожили банк.

Думаю, что политическая сущность захвата и уничтожения АО банка «СНОРАС» такова. До осени 2008 г. в Литве у власти были социал-демократы, с лидером социал-демократической партии, бывшим президентом страны, премьером и председателем Сейма, светлой памяти покойным А. Бразаускасом председатель правления АО банка «СНОРАС» Р. Баранаускас был хорошо знаком, дружил семьями, о чем было широко известно в Литве.

Когда в декабре 2008 г. к власти в Литве пришли консерваторы, проводимая ими политика была главным образом связана с антироссийскими установками. Консерваторы подняли истерию вокруг влияния российских олигархов в стране, а основным акционером АО банка «СНОРАС» был я, россиянин В. Антонов.

В июне 2009 г. АО банк «СНОРАС» объявил, что через дочернее предприятие «СНОРАС медиа инвестицийос» приобрел 34% акций влиятельной медиа-группы ЗАО «Летувос ритас», которой также принадлежал национальный телеканал «Летувос ритас ТВ», известный новостной Интернет-портал l.rytas.lt, две современные типографии и крупнейшая по тиражу ежедневная газета «Летувос ритас».

Группа «Летувос ритас» имела потенциал влияния на политику и другие сферы и темы общественной жизни, а при слиянии с финансовой организацией становилась и вовсе огромной силой, как казалось консерваторам и президенту страны Д. Грибаускайте, которая была избрана при активной поддержке тех же консерваторов, хотя и будучи независимым (внепартийным) кандидатом.

Напомню, что положение в издательстве «Летувос ритас» во время мирового финансового кризиса, как и в средствах массовой информации других стран, было тяжелым. Группа «Летувос ритас» могла закрыть издательство, обанкротиться, или ее, как планировалось, могли приобрести связанные с консерваторами бизнес-структуры.

Покупка АО банком «СНОРАС» 34 % акций группы компаний «Летувос ритас» – транзакция заранее непопулярная: владелец банка – русский, руководитель – друг лидера социал-демократов.

Могу смело утверждать, что покупка пакета акций «Летувос ритас» было началом того периода, когда органы власти начали активно вмешиваться в дела АО банка «СНОРАС» и его группы компаний. Сегодня, объективно оценивая события того времени, можно попросту констатировать, что хотя покупка АО банком «СНОРАС» пакета акций ЗАО «Летувос ритас» через дочернюю компанию банка, была проведена открыто и прозрачно, с соблюдением законов, с получением необходимого разрешения в Службе конкуренции, однако сделка по покупке акций стала для АО банка «СНОРАС» началом его конца!

Всем было ясно, что банк СНОРАС угодил в опалу у консерваторов: достаточно вспомнить высказывания ярой сторонницы консервативных взглядов, занимавшей в то время пост министра обороны Р. Юкнявичене, когда она открыто называла газету «Летувос ритас» «СНОРО ритас» (лит. «Утро Литвы» – «Утро СНОРАСа»).

К захвату АО банка «СНОРАС» Д. Грибаускайте начала готовиться сразу после того, как назначила руководителем Банка Литвы В. Василяускаса, хотя уже тогда у общественности возникло много вопросов о его компетентности. Как может юрист руководить центральным банком? Ясно, что В. Василяускас – фигура политическая, и что получил он пост председателя правления Банка Литвы за выполнение порученной ему работы в должности выборного штаба президента Д. Грибаускайте. По-видимому, правду в прошлом году в одном из интервью о профессиональной компетентности В. Василяускаса сказал один экономист: «Думаю, что в банковском деле В. Василяускас – дилетант, проще говоря, он не сможет просчитать даже сокращенный банковский баланс. Я убежден, что, принимая определяющие для банка «СНОРАС» решения, В. Василяускас совершенно не осознавал, что он делает, и какие последствия будут иметь эти действия. Я верю, что и теперь, возможно, он этого абсолютно не понимает. Одно только утверждение, что у банка «подозревали грипп, а выяснилось, что он болен раком», прекрасно показывает финансовую «образованность» В. Василяускаса, но никак не передает информацию о действительном финансовом положении АО банка «СНОРАС».

И сама Д. Грибаускайте, по-видимому, прекрасно зная о «компетентности» нового главного банкира страны В. Василяускаса и свойствах его характера – «мягкий, безвольный» – сразу после назначения В. Василяускаса на пост руководителя Банка Литвы назначила для него и контролера. По словам Б. Гензелиса Д. Грибаускайте назначила свою подругу и соседку по Брюсселю Р. Казилюнене (?!) советником председателя правления Банка Литвы, чтобы она была глазами и ушами президента! Обязательно нужен контроль, чтобы не дай Бог В. Вавиляускас нигде не уклонился от курса при исполнении ежедневных поручений президента и в особенности при подготовке к осуществлению плана намеренного уничтожения АО банка «СНОРАС».

Итак, новый руководитель Банка Литвы В. Василяускас начал «действовать». Именно после призывов президента Д. Грибаускайте и Правительства Литвы Центральный банк Литвы и его руководитель создали «тайную группу», задачей которой было уничтожение СНОРАСа. Факт (как указано в 11 пункте 2 части 6 вопроса выводов временной следственной комиссии Сейма) – Приказом председателя правления Банка Литвы № 04-04 RN от 8 июня 2011 г. и был утвержден состав рабочей группы, под руководством Мантаса Менделевичуса, которой было поручено рассмотреть все проблемы, связанные с АО банком «СНОРАС». Необходимо отметить, что данная рабочая группа М. Менделевичуса начала осуществлять или, по сути, дублировала функции департамента контроля кредитных учреждений. Так что первый шаг к уничтожению банка СНОРАС был сделан – клерки Банка Литвы, известные своей лояльностью к банкам со скандинавским капиталом, наложили руки на пятый по размерам банк страны АО банк «СНОРАС», управляющий капиталом в размере более 8 миллиардов евро!

В свою очередь аппарат президента тем временем делает заказ в Департаменте государственной безопасности (ДГБ) Литвы составить ходатайство о каких-то якобы имеющихся нарушениях в деятельности банка СНОРАС. Простой вопрос: разве это не политика? Кстати, об этом ходатайстве в ДГБ говорится в п. 25 ч. 2 вопр. 11 выводов комиссии Сейма. Однако для комиссии Сейма, под руководством А. Мазурониса, также осталось неясной подоплека этого достаточно важного документа, а именно: справки ДГБ от 23.06.2011 о СНОРАСе. По чьей инициативе подготовлена данная справка, почему только по банку СНОРАС, и почему она предназначалась только для президента, а не также и для других руководителей государства? Комиссия не предложила прояснить этот вопрос, а значит решила лучше промолчать, даже после получения из ДГБ двух противоречивых ответов: в одном четко утверждается, что упомянутая справка подготовлена по инициативе и по запросу президента Д. Грибаускайте, а в другом говорится, что данный документ составлен по инициативе одного из сотрудников ДГБ (?). Руководитель государства тогда молчала и сейчас молчит. А что ей еще остается? Не подтверждать же, что правосудие в Литве вершится в кабинете президента? Или что законность в стране стала дефицитом, а правоохранительные органы и суды превратились в исполнителей политических заказов?

Одним словом, даже выводы временной следственной комиссии Сейма вопреки надеждам не прояснили ситуации, а подняли множество вопросов, неудобных и для президента и для правившего в то время большинства – консерваторов. Скорее всего, им очень хотелось бы, чтобы ответов на эти вопросы найдено не было. Но это этого народу Литвы только хуже.

Итак, план, составленный в голове президента Д. Грибаускайте исключительно на почве ее политических амбиций и личной неприязни к АО банку «СНОРАС», начал активно выполняться.

Банк Литвы же начал принимать меры по всяческому ограничению деятельности АО банка «СНОРАС»: активно вмешиваться в деятельность банка. Все это легко прослеживается по имеющимся у нас документам.

Банк Литвы ограничил возможность банку СНОРАС по принимаемым вкладам устанавливать большую, чем у банков со скандинавским капиталом, норму процентов. Это явно нарушало Закон о конкуренции в области регулирования цен на рынке услуг, такое искусственное определение банка СНОРАС в рамки, применимые к банкам, имеющим финансовые предприятия за рубежом, явно демонстрировало стремление сломать банк изнутри.

Также Банк Литвы безосновательно обязал банк СНОРАС уменьшать имеющийся портфель займов, т.е. досрочно погашать займы, предоставленные резидентам других юрисдикций. Особенно сильно требовалось уменьшить портфель займов, предоставленных резидентам Российской Федерации! Что это значит для банка, предоставившего кредиты? По меньшей мере, скандал из-за неисполнения обязательств перед заемщиками, а самое главное неполучение значительных процентов по займам, поскольку многие из этих займов относились к категории хороших займов и были выданы под высокие и очень прибыльные проценты.

Кроме того, напомню, что АО банку «СНОРАС» было указано уменьшить активы, предоставленные предприятиям, находящимся под контролем у банка. Банк развивал бизнес не только напрямую, но и через предприятия своей группы компаний, которые также занимались кредитованием субъектов бизнеса, или приобретали имущество, деятельность данных компаний также развивалась и расширялась. Каким образом за 1-3 месяца было возможно отсечь все ответвления бизнеса и вернуть инвестиции? На этот вопрос не мог ответить и сам Банк Литвы.

Теперь понятно, что эти ограничения были введены Банком Литвы с надеждой только на то, что АО банк «СНОРАС» разрушится изнутри, поскольку: (1) если он будет соблюдать все установленные ограничения деятельности из-за своей специфики (АО банк «СНОРАС» – международный банк) он точно сломается; (2) если не будет придерживаться установленных ограничений, Банк Литвы как контролирующий орган будет иметь предлог применить к банку меры, в том числе и закрыть банк.

Могу подтвердить, что, несмотря на это, мы, руководители АО банка «СНОРАС», искали способ, как соблюсти установленные ограничения, и с установленной периодичностью представляли в Банк Литвы отчеты о выполнении указанных нам ограничений деятельности. Однако можно было почувствовать, что Банк Литвы и в особенности его руководителя В. Василяускаса раздражала способность АО банка «СНОРАС» не нарушать распоряжений правления Банка Литвы.

Еще нужно обязательно отметить, что Банк Литвы не позволил АО банку «СНОРАС» зарегистрировать увеличение акционерного капитала – по утвержденному Комиссией по ценным бумагам ЛР проспекту об эмиссии акций, подписанному и нами, всеми акционерами, оплаченной эмиссии 380 082 893 акций номиналом 1 лит, однако в то же самое время по непонятной причине Банк Литвы все-таки позволил с мая 2011 г. расширить шесть эмиссий облигаций, утвержденных той же самой Комиссией по ценным бумагам, общая стоимость которых превысила 160 миллионов литов.

Поэтому возникает вопрос: почему Банк Литвы не позволил АО банку «СНОРАС» зарегистрировать увеличение акционерного капитала и тем самым усилить базовый капитал и в то же время не запретил банку СНОРАС выпустить облигации, которые пользовались особенно большим спросом среди инвесторов?

Ведь фактически, если Банку Литвы и Комиссии по ценным бумагам была поручена контролирующая функция, то, само собой разумеется, что должны были осуществляться и превентивные меры по защите интересов инвесторов. Однако никаких действий по запрету распространения облигаций предпринято не было, поскольку, по правде говоря, Банк Литвы не имел никаких доказательств того, что АО банк «СНОРАС» столкнется с какими-либо, хоть и мельчайшими проблемами с ликвидностью и/или платежеспособностью. А отказ регистрировать увеличение акционерного капитала АО банка «СНОРАС» на 380 миллионов литов: с 494 миллионов до 874 миллионов литов – был явно политическим действием, совершенным под влиянием Д. Грибаускайте. Кроме того, банкам со скандинавским капиталом также было абсолютно некстати иметь под боком еще более сильного конкурента.

Сегодня становится ясно, что тогда к действиям Банка Литвы, направленным против АО банка «СНОРАС» были также причастны и банки скандинавского капитала, активность которых на рынке особенно увеличилась с того момента, когда председателем правления Банка Литвы стал В. Василяускас. Поэтому неудивительно, что банки скандинавского капитала, имевшие большое финансовое влияние на хозяйство Литвы принимали самые активные меры для оказания влияния через органы власти и на других членов правления Банка Литвы с тем, чтобы АО банк «СНОРАС» был уничтожен как ненавистный конкурент.

Вызывает удивление только то, что руководители Банка Литвы не посчитались ни с какими последствиями и поддались такому давлению.

У Банка Литвы никак не получалось «поставить на колени» АО банк «СНОРАС», поэтому он решил начать инспекцию СНОРАСа. Приказом председателя правления Банка Литвы № V2011(1.7-0202)-02-143 от 19 сентября 2011 г. был утвержден состав комиссии по инспектированию АО банка «СНОРАС» – руководителем комиссии был назначен Ирмантас Жадейка. Комиссия начала проверку деятельности банка СНОРАС.  Банк, как известно, проходит инспекторскую проверку каждый год, однако эта проверка, в особенности своим тоном и стилем, отличалась от предыдущих. Во-первых, членам инспекторской комиссии запрещалось общаться не только с руководителями банка СНОРАС, но и со специалистами, что раньше было абсолютно обычной практикой.

Сама инспекторская проверка длилась 8 недель, а не 4 недели, как обычно за всю двадцатилетнюю практику работы банка СНОРАС. А сам председатель инспекторской комиссии И. Жадейка и один из ее членов Д. Ясюлайтене отдельным членам правления банка СНОРАС говорили, что у них есть задание от руководителя Банка Литвы «найти что-то нелегальное». Это подтверждено свидетельскими показаниями в суде Вестминстерского магистрата Лондона.

Еще одна особенность последней инспекции в АО банке «СНОРАС» – ненаписанный отчет о проверке, который предусмотрен утвержденными постановлением того же правления Банка Литвы № 157 от 23.09.2004 «Положениями об инспекторских проверках банков».

В итоге: инспекторская комиссия, пробыв в банке СНОРАС почти два месяца, не составила отчета о проведенной проверке.

Тогда возникает естественный вопрос: на каких тогда документах основывалось принятое решение об ограничении деятельности банка СНОРАС и назначении временного администратора С. Фрикли от 16 ноября 2011 г.? Руководитель Банка Литвы В. Василяускас официально и публично утверждал, что это решение было принято якобы на основании найденных во время инспекторской проверки недостатков, которые, как впоследствии стало ясно, были оформлены только в виде приложения к внутренней служебной записке Банка Литвы. Однако законодательные акты Литовской республики четко предусматривают требование представить банку и его руководителям полный отчет об инспекторской проверке с фактическими данными, как этого требует ст. 69 Закона о банках, и как это предусмотрено в порядке представления результатов инспектирования. То, что отчета об инспекторской проверке составлено не было, а также то, что его не получили и члены временной следственной комиссии Сейма по банку СНОРАС подтверждают и выводы комиссии Сейма – в п. 11 ч. 2 вопр. 6 выводов констатируется: «Рабочая группа и Инспекторская комиссия до настоящего времени не представила правлению Банка Литвы отчета о проделанной работе».

На основании вышеизложенных фактов, я еще задам несколько вопросов председателю правления Банка Литвы В. Василяускасу, на которые, я уверен, у него ответов нет. Но все-таки я спрошу.

Почему Вы, г-н В. Василяускас, утверждаете, что решение применить такую меру воздействия – мораторий на деятельность банка – было принято на заседании правления Банка Литвы 16.11.2011, если фактически оно было принято еще 15.11.2011 г., поскольку именно в тот день была установлена связь с г-ном С. Фрикли и именно в тот день г-н С. Фрикли прибыл в Литву (в Вильнюс), а на следующий день он был назначен временным администратором банка СНОРАС?

Можете ли Вы, г-н В. Василяускас, объяснить расхождение вышеизложенных фактов, поскольку из них можно сделать вывод, что Банк Литвы принял решение применить меру воздействия к банку СНОРАС либо (1) без оценки рисков, которые неотъемлемо связаны с банковской деятельностью, либо (2) задолго до официального объявления и готовился к этому заранее, а 16.11.2011 г. решения просто были оформлены?

Почему Вы, г-н В. Василяускас, будучи председателем Банка Литвы, не обеспечили фиксирования состояния АО банка «СНОРАС» в момент остановки его деятельности и национализации?

Было ли это сделано сознательно, чтобы потом можно было своекорыстно манипулировать предоставляемой общественности информацией и говорить неправду, что, между прочим, продолжается и до сих пор?

Повторюсь, но дальнейшие события, произошедшие после того судьбоносного для АО банка «СНОРАС» решения правления Банка Литвы от 16.11.2011 г., известны: через час после заседания правления Банка Литвы состоялось совещание Правительства и акции АО банка «СНОРАС» были национализированы, а около 16 часов в АО банк «СНОРАС» прибыл временный администратор С. Фрикли со своей командой из 25 человек (!) и командой сотрудников Банка Литвы под руководством директора экономического департамента Миндаугаса Лейки. Первым действием, совершенным по указанию С. Фрикли и по инициативе М. Лейки, было отключение (?!) информационной системы банка «Форпост» и платежной системы СВИФТ – тем самым фактически была остановлена деятельность АО банка «СНОРАС», что и стало началом его конца.

Даже полному дилетанту должно быть понятно то, что руководителю Банка Литвы В. Василяускасу понятно, по-видимому, не было: при остановке деятельности банка государство понесет миллиардные убытки даже без учета прямого вреда экономике страны. Кредитная организация, действующая на основании принципа доверия, дважды не может стать банкротом: однажды остановленный банк или его часть (как планировало Правительство) уже невозможно воскресить, г-н В. Василяускас!

Такое прерывание работы платежной и информационной систем одного из крупнейших банков страны, банка национального масштаба, и остановка работы банка как таковая имела большое негативное влияние на экономику страны и на ее финансовую систему и, без сомнения, нанесла им ощутимый вред. Поэтому такие действия С. Фрикли и М. Лейки, вероятно, имеют признаки деяния, предусмотренного в ч. 2 ст. 197 Уголовного кодекса Литвы. Однако кому это интересно? Ведь прокуроры генеральной прокуратуры Литвы даже после письменного обращения наших адвокатов с заявлением о такой незаконной и преступной деятельности не предприняли никаких действий в рамках досудебного расследования. Никаких мер принято не было, поскольку команды с площади Дауканта (адрес президентуры) в Генпрокуратуру не поступало, а генеральный прокурор Д. Валис в то время «сидел в кармане» синего халата Д. Грибаускайте?

Тем временем руководитель Банка Литвы В. Василяускас во всеуслышание врал в Сейме перед парламентариями. Однако это хоть кого-то волновало?

На следующий день 17.11.2011 после захвата АО банка «СНОРАС» и параллельно проведенной Правительством А. Кубилюса «национализации» банка, выступая в Сейме В. Василяускас также основной причиной остановки деятельности банка и «национализации» его акций назвал якобы плохие результаты только что закончившейся инспекторской проверки, о которых он судит только по отчету инспекции по АО банку «СНОРАС». Но, очевидно, все это было придумано.

В стенограмме утреннего пленарного заседания Сейма Литовской Республики № 378 от 17.11.2011 можете сами прочитать, как В. Василяускас говорил неправду: «… 11 ноября инспекция закончена. Мне был представлен отчет инспекции». Позже на заседании В. Василяускас опять обманывал (!) членов Сейма: «Инспекция окончена. … 16 ноября я получил отчет инспекции».

Членам Сейма лгал и еще один режиссер и активная участница развала АО банка «СНОРАС» министр финансов консервативного правительства того времени И. Шимоните. Из уже упомянутой стенограммы пленарного заседания Сейма: И. Шимоните утверждает, что «…однако Правительству представлен отчет об инспекции в банке (СНОРАС)».

Ложь председателя правления Банка Литвы В. Василяускаса и министра финансов И. Шимоните, в конце концов, стала очевидной – достаточно ознакомиться с п. 11 ч. 2 вопр. 6 выводов временной следственной комиссии Сейма, где констатируется: «Рабочая группа и Инспекторская комиссия до настоящего времени не представила правлению Банка Литвы отчета о проделанной работе». Этот факт при всем желании невозможно отрицать. Но где сознательность и мораль, уважаемые господа? Или, как говорят, цель оправдывает средства?

В итоге оказалось, что все было наглым враньем, все было сфальсифицировано; по указанию президента консерваторами был составлен и осуществлен план по захвату частной собственности, у акционеров был обычным советским рейдерским способом без всяких компенсаций был отобран и впоследствии намеренно объявлен банкротом банк СНОРАС! А в отношении нас, основных акционеров и руководителей АО банка «СНОРАС» было к тому же сфабриковано уголовное дело!!!

То, что захват АО банка «СНОРАС» был политическим действием, подтверждается и тем, что руководитель Банка Литвы В. Василяускас и министр финансов И. Шимоните на следующий день после временной остановки работы и «национализации» банка СНОРАС в срочном порядке кинулись в Сейм изменять законы, чтобы задним числом узаконить свои действия по захвату банка СНОРАС, а также освободить администраторов банкротства банка от ответственности, чтобы последние могли свободно продолжать воровать в банке СНОРАС. Председатель Сейма консерватор И. Дегутене открыто объяснила, что нужно голосовать «за», поскольку президент пообещала (?!) подписать законы, и вопросы парламентариям задавать не разрешается! Из стенограммы пленарного заседания № 378 VII (осенней) сессии Сейма Литовской Республики: «… на повестке дня первый вопрос – предложение заслушать информацию о положении в акционерном обществе банке СНОРАС. Эту информацию предоставят председатель правления Банка Литвы и министр финансов. Сразу хочу обратить внимание, что на эту информацию отводится 20 минут, задавать вопросы не разрешается». На том же самом заседании Сейма председателю Сейма вторил заместитель Бюджетного комитета Сейма того времени консерватор В. Матузас: «хочу процитировать мнение президента по этому вопросу. Она говорит: «предлагаю Сейму и призываю парламентариев как можно быстрее принять весь пакет законов. Я готова их подписать». Вот таким и было политическое давление Д. Грибаускайте на членов Сейма. Тем, кому интересно, и кто хочет знать всю правду, предлагаю прочитать стенограмму данного заседания Сейма.

Также вспоминается и одно из высказываний председателя Комитета Сейма по экономике Ю. Веселко, в котором он подчеркивает, что поправки в законы, необходимые для расщепления СНОРАСА, поправки рассматривались в Сейме на следующий день после захвата СНОРАСА, т.е. 17.11.2011 по сути не могли быть подготовлены «за одну ночь». «Однако произошло именно так. И если президент подписала эти поправки, даже не читая, значит, она могла заранее с ними ознакомиться», – утверждает парламентарий, добавив, что «такая последовательность событий возможна только при проведении «молниеносной операции» по заранее подготовленному сценарию».

Очень жаль, что этот парламентарий внезапно скончался, поскольку он обещал и в суде об этом дать показания.

Если единственным документом, в котором зафиксированы те самые недостатки в работе АО банка «СНОРАС», определившим применение в отношении банка строжайшей меры воздействия была служебная записка, адресованная председателю правления Банка Литвы В. Василяускасу и подписанная двумя сотрудниками Банка Литвы, то такой документ не соответствует требованиям, предъявляемым к административному документу. В итоге данная служебная записка не является обязательным юридическим документом для АО банка «СНОРАС» и тогда постановление правления Банка Литвы № 03-186 от 16.11.2011 «Об ограничении деятельности АО банка «СНОРАС» (моратории)», принятое на основании данной служебной записки, должно рассматриваться как не имеющее законной силы.

Тогда естественно возникает еще один вопрос: чем же в действительности руководствовались члены правительства А. Кубилюса, когда через полчаса после этого также голосовали и принимали неправомерное и безосновательное постановление правительства о национализации АО банка «СНОРАС»? Получается, что руководствовались они выводом Банка Литвы, который, по-видимому, «с потолка» составил сам председатель правления Банка Литвы В. Василяускас и допущениями, представленными в том выводе?!

Так и хочется госпоже Д. Грибаускайте, госпоже И. Шимоните и господам А. Кубилюсу и В. Василяускасу предложить еще раз почитать Конституцию Литовской Республики и раз и навсегда понять, что право собственности в Литве охраняется Конституцией: «Собственность неприкосновенна, право собственности охраняется законодательством, собственность может быть изъята (не национализирована!) только в порядке, установленном законом на общественные нужды с компенсацией ее стоимости».

Еще более скандальные факты об организованной реализации заранее подготовленного президентом Д. Грибаускайте плана по захвату и намеренному развалу АО банка «СНОРАС» выясняются после знакомства с выводами временной следственной комиссии Сейма. В 5 пункте 2 части 3 вопроса констатируется, что уже за 1,5 месяца до объявления моратория на деятельность АО банка «СНОРАС» и остановки его деятельности к планированию операции были привлечены иностранные специалисты! Выяснилось, что уже 4 октября 2011 г. руководитель Банка Литвы В. Василяускас и директор экономического департамента М. Лейка в Стокгольме обратились в Центральный банк Швеции и к руководителям Службы финансового контроля Швеции с просьбой рекомендовать им международных консультантов по вопросам контроля за банковской деятельностью. 27 и 30 октября 2011 г. с представителем консалтинговой компании “Oliver Wyman” Шоном Кори обсуждался конкретный вопрос по реорганизации (разрушению) АО банка «СНОРАС». 09.11.2011 с ним же было достигнуто соглашение об окончательном плане реорганизации банка «Перкунас» (условное наименование банка СНОРАС).

Как видим, представителю “Oliver Wyman” хватило 10 дней на подготовку плана по ликвидации АО банка «СНОРАС» (или «Перкунас») и две недели на то, чтобы его реализовать, хотя речь шла о займах на миллиардные суммы для возвращения вкладов, гигантских претензиях кредиторов, многолетних судебных процессах в Литве и за рубежом, потере денег десятками тысяч человек, не говоря уже об ударе по престижу государства.

Скандально и унизительно для всей Литвы когда, в выводах временной следственной комиссии Сейма по переписке от 27.10.2011 г. между директором экономического департамента Миндаугасом Лейкой с представителем консалтинговой компании „Oliver Wyman“ указано, что изъятие акций АО банка «СНОРАС» на общественные нужды является ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ ЧАСТЬЮ ПЛАНА, предложенного С. Кори.

Это значит, что в Литве было достаточно слова неизвестно откуда взявшегося представителя „Oliver Wyman“ и банк был национализирован и обанкрочен. Трудно поверить, что какой-то зарубежный клерк может влиять на такие значительные события в нашей стране, а также приносить ей такие огромные финансовые потери. Есть ли в Европе страна, жизнь которой может регулировать рядовой человек из другой страны, который, возможно, имеет корыстные интересы? Как Литва вообще еще может считать себя государством, когда ей можно так манипулировать?

Итак, все, что изложено здесь, только в очередной раз подтверждает, что причины намеренного уничтожения АО банка «СНОРАС» были не экономическими, а политическими!

Еще раз повторюсь, но сегодня уже всем ясно и подтверждено фактами, что планирование операции по захвату АО банка «СНОРАС» было начато намного раньше, чем 15 ноября 2011 г., когда в газете «Летувос ритас» появилась статья: «Приказ растоптать литовские банки». Я убежден, что в статье и отражена утечка информации о некоторых деталях планируемой операции по захвату АО банка «СНОРАС». Глядя с текущей перспективы, можно сказать, что эта статья достаточно полно отражает ситуацию на межбанковском рынке: наглым образом захвачен и разрушен АО банк «СНОРАС», через год специально обанкрочен Ūkio bankas, а теперь, как видим, лихо по заказу шведских банков «выкашиваются» кредитные объединения (унии) с литовским капиталом. В нарушение всех законов конкуренции на рынке в Литве рынок искусственно расчищается под монополию скандинавских банков!

Бывшее большинство Сейма и его представители скромно молчат. Молчит ставленник Д. Грибаускайте, руководитель Банка Литвы В. Василяускас. Молчит бывшая министр финансов И. Шимоните. Молчит и сама президент Д. Грибаускайте. Это значит, что кому-то очень нужно, чтобы вся эта история забылась.

Очень хочется, чтобы на все эти вопросы ответила публично и сама президент Д. Грибаускайте. Однако боюсь, что ответа от нее не последует. Ведь Д. Грибаускайте продукт старой формации и она может себе позволить все, что угодно. Ее взгляд на окружающий мир, ее понимание действия только через силу, никакого рационального подхода – «или по-моему или никак!» – это достаточно точно определяет ее как продукт старой «советской» системы.

Президент Д. Грибаускайте в стране учредила телефонное право, поэтому, вероятно, Литва мало чем отличается, скажем, от Белоруссии (не в упрек соседней стране) – такой же взгляд на законы, когда по политическим мотивам прокурорам и судьям можно указывать, что им делать. Отличается только порядок. Страшно.

И в завершение. Вот вам и литовское правосудие. Все покупается и все продается. Уничтожение и разграбление банка «Снорас» – это плата за то, чтобы кое-кто называл себя ПРЕЗИДЕНТОМ, а в стране господствовали SWEDBANK и SEB.

 

 

 

Facebook komentarai
Back To Top
});}(jQuery));